Оренбуржье на фото

  • Кладбище близ аула Коинсай (Каинсай)

Комментарии

ГОРОД-КРЕПОСТЬ

Город Оренбург основан 19 (30) апреля 1743 года. Первоначально в 1735 году он закладывался у впадения реки Орь в Яик, затем в 1741-ом — при урочище Красная гора, где теперь находится село Красногор Саракташского района. Оба места по ряду причин оказались неудобными, поэтому прибывший в 1742 году новый начальник Оренбургской комиссии И. И. Неплюев выбрал третье. История подтвердила правильность выбора — более двух веков Оренбург остается административным и хозяйственным центром обширной территории.

Оренбург строился как город-крепость, как опорный пункт крепостей, расположенных по Яику, Самаре и Сакмаре с целью охраны юго-восточной границы России. Одновременно он должен был служить центром хозяйственно-экономического общения с народами Востока. Поэтому город носил военный и торговый характер: тут были не только казармы, артиллерийский двор, пороховые погреба, военные учреждения, но и гостиный и меновой дворы, таможня. Эти особенности отразились и в названиях улиц и переулков того времени (Штабская, Унтерофицерская, Солдатская, Казарменный, Гостинодворская, Торговый).

Город и крепость строились одновременно. Последняя была бастионной системы. Оградой служил земляной вал, который начинался на месте современной Набережной, шел по направлению к перекрестку улиц Максима Горького и Бурзянцева, оставляя его вне крепости, дальше по улице Бурзянцева до стадиона «Динамо», пересекал Хлебный переулок и улицу Володарского, проходил севернее ее и Лечебного переулка на улицу Студенческую, — на территорию сельскохозяйственного института и, постепенно поворачивая на юг, оканчивался у водоканала. Таковы были пределы крепости при закладке. Они же входили в черту города вплоть до ликвидации крепости в 1862 году.

Центр Оренбурга во многом сохранил старинную уникальную планировку. Очевидно, в целях усиления, обороноспособности крепости в городе насчитывалось мало улиц, пересекавших его от начала и до конца. Большинство из них прерывалось центральными кварталами, но в первое время разделенные части объединялись одним названием. Например, современная Комсомольская (в пределах крепости) вместе с Дмитриевским переулком именовалась Преображенской улицей, или такие далеко находящиеся друг от друга переулки как Ивановский и Почтовый тоже считались одной улицей. Затем произошло переосмысление планировочной структуры, и уже на плане 1760 года у этих переулков были разные названия, которые нередко употреблялись вместе со старым.

С официальным уживалось и народное наименование, причем последнее закреплялось иногда и в документах. Так, современная улица Максима Горького, до 1936 года называвшаяся Водяной, сначала именовалась Проезжей, а затем Яицкой, вероятно, по воротам, установленным в западном конце ее, около которых сквозь крепостной вал проходила большая труба для стока дождевой и талой воды. На плане 1751 года эти ворота именуются Яицкими, но в текстовом приложении к нему написано: «...караульня у Водяных ворот». После Крестьянской войны 1773–1775 годов улица и ворота в связи с переименованием реки становятся Уральскими. Но народное название продолжает жить. На плане 1836 года отмечено: «Уральская или Водяная», а в дальнейшем закрепляется последнее наименование. У ворот было самое низкое место в крепости, и по улице неслись потоки талой и дождевой воды. Вероятно, поэтому Водяная была первой и долгие годы единственной мощеной улицей города.

Некоторые улицы получили первые названия по тем населенным пунктам, из которых в Оренбург переселяли людей. Улица Кирова, например, сначала называлась Алексеевской в связи с переселением дворян и казаков из Алексеевска (близ Самары). Пушкинская улица называлась Пензенской по Пензенскому полку, переведенному в Оренбург.

Несколько улиц назывались по церквам: Успенская, Никольская, Воскресенская, Петропавловская, Троицкая, Преображенская, Введенская.

Несмотря на то, что улиц в городе было сравнительно немного, настоящей упорядоченности в их названиях не было, встречались одноименные переулки, например, Торговые. Корреспонденция адресовалась на имя домовладельца без указания улицы и номера дома. Только в 1877–1879 годах в связи с предстоящей «всеобщей в Империи переписью населения» в городе провели нумерацию домов с разделением на четную и нечетную сторону.

В XIX веке наименования улиц менялись редко, чаще это случалось в первые полвека существования города. Нужно отметить, что их не называли именами писателей, художников, музыкантов, ученых. В списке 1879 года на территории бывшей крепости насчитывается 41 улица. Среди них 5 носили имена губернаторов, царя, 6 — названия церквей и мечети. У многих наименование связано с торговлей и военно-чнновничьим сословным миром. В этом отразились не только особенности города, но и черты, характерные для военно-бюрократического, феодально-буржуазного самодержавного строя.

ПЕРВЫЕ ПРЕДМЕСТЬЯ

Форштадт. В середине 50-х годов XVIII века с восточной стороны крепости, сразу за рвом, возникает первое поселение — казачья слобода, называвшаяся по церкви Георгиевской, или Егорьевской, а также Калмыцкой, так как большинство населения ее составляли записанные в казаки крещеные калмыки. Слобода просуществовала только около двадцати лет. Когда возникла угроза осады Оренбурга армией Е. И. Пугачева, поселение было выжжено. Так поступали с предместьями с незапамятных времен, поскольку постройки могли быть использованы осаждающими в качестве укрытий.

Вторичное возникновение слободы связано с сильными пожарами весной 1786 года, после которых власти решили выселить за город лишних людей и расположить постройки в крепости на большем расстоянии друг от друга. На этот раз предместье (форштадт, как его стали называть) строилось уже отдельно от города, на расстоянии, потому что вокруг крепости полагалось оставлять эспланаду, то есть свободное пространство шириной 130 саженей (более 277 метров). Селились в предместье только казаки.

Форштадт начинался от современных Выставочной улицы и Красного переулка. Позже западная граница проходила примерно по улице Красная площадь, северная — сначала по Мало-Ленинской, затем постепенно переместилась на линию, где находится улица 12-го Декабря. К началу XX века форштадт дошел до Туркестанской — своего предела с северной стороны. Восточная граница его долгое время не заходила за линию улицы Степана Разина, южная шла вдоль естественного рубежа — склона к пойме Урала. К 1915 году кварталы заканчивались у Парковской и Хлеборобной улиц.

В первое время форштадт рассматривался как городское предместье, но постепенно обособлялся и стал станицей со своим управлением. На планах Оренбурга предместье показывали не всегда или не приводили названия улиц. Поэтому в основном удалось установить только те, которые давались после перепланировки, начатой в 1879 году в связи с пожаром.

ГОЛУБИНАЯ СЛОБОДКА

Несколько позже форштадта, примерно в 1812–1814 годах, к западу от крепости появилось другое предместье — Голубиная слободка, которая началась с маленького поселения ссыльных. Оно находилось в районе пересечения современных улиц Чернореченской и Пионерской, и в 1797 году имело длину около 80 метров. Голубиная, или Солдатская слободка располагалась между современной улицей Чичерина и склоном к пойме Урала. Селили сюда преимущественно отставных солдат, мастеровых и «других состояний» людей, но не казаков. В 1819 году в слободку из города выселили беднейшие слои, и она значительно выросла, но еще в конце 20-х годов XIX века почти не спускалась вниз, а с востока ограничивалась линией по улице Чичерина и Постникова до проезда Коммунаров, шла вдоль него и возвращалась к улице Чичерина.

В 1828 году числилось «казенных 3 и обывательских 374» строения. Постепенно слободка стала распространяться вниз по обе стороны от Чернореченской улицы.

Большинство улиц и переулков получали свои названия от имен чем-то выделившихся поселенцев. Застраивалась слобода хаотично, к крепости ближе всего подходила около Урала по линии Яицкой улицы. В середине XIX века внизу ее пределы ограничивались современным Заводским переулком и улицами Актюбинской и Черепановых.

К северу от крепости в конце 30-х годов XIX века появилась Новая слободка и поэтому Голубиную одновременно стали называть Старой. Здесь часто возникали пожары, особенно сильный произошел в 1864 году. После него была образована особая комиссия, которая произвела некоторую перепланировку. Для уменьшения пожароопасное™ наметили прорезать несколько переулков, однако проложить их удалось не все. Погорельцам же выделили 320 мест в Новой слободке.

ЗАСТРОЙКИ ПОСЛЕДУЮЩИХ ЛЕТ

Новая слободка. Прошло полвека со времени образования форштадта, прежде чем рамки города-крепости снова стали тесными и возникла необходимость образования нового предместья.

Поводом к этому послужило предстоявшее в 1837 году посещение Оренбурга наследником престола, будущим царем Александром II. Военный губернатор В. А. Перовский решил к его приезду приукрасить город и выселить из крепости всех, кто не мог построить хороший дом или, привести в надлежащий вид старый. Всего на слом назначили 221 строение, владельцам предложили пособие и лес для строительства в новом предместье. Многие отказывались переселяться. Тогда привлекали полицию.

Предместье получило название Новой слободки. Начиналось оно от линии современной улицы Постникова, В планировке была выбрана радиально-кольцевая схема, что решающим образом сказалось на направлении дальнейшего расширения города. Первые кварталы были заложены между современной улицей Цвиллинга (тогда здесь шла большая дорога на Симбирск) и Комсомольской. С севера граница сначала проходила по улице Караван-Сарайской, позже — по Григорьевской. Темп прироста оставался довольно медленным: с 1828 по 1843 год в городе и предместьях построили всего 241 дом, или в среднем 16 в год. Однако позже, с развитием промышленности строительство велось интенсивнее. К началу 1860 года граница уже сместилась к улицам Степной и Орджоникидзе.

В 1864 году происходит значительное увеличение территории Новой слободки в западную сторону: сюда переселяются погорельцы из Старой. Им отвели места до линии Ташкентской улицы и Паркового проспекта и кварталы к магометанскому кладбищу, положившие начало застройке западной стороны современной улицы Терешковой.

В 70-е годы XIX века завершается застройка Новой слободки, границы которой определяются современными улицами Невельской, Терешковой и Парковым проспектом.

Аренда. В середине 60-х годов XIX века к северу от Старой слободки появляются первые промышленные заведения, они строятся в районе улиц Гончарной и Шафеева. Земля эта считалась городским выгоном и к слободке не относилась. Постройки на этом участке сначала обозначаются как «клейные и гончарные заведения», а затем «арендованные места», потому что около предприятий стали селиться их хозяева или просто арендаторы. Отсюда и выражение жить «на Аренде». Застройка арендованных мест в начале XX века доходит почти до современных улиц 1-й Семафорной и Буранной.

Пространство между улицей Курача и склоном оставалось незастроенным и с конца XIX века стало называться Ардатовской площадью.

Постепенно арендованные места слились с бывшей слободкой и название «Аренда» перешло на ту часть бывшей слободки, которая находилась под горой. Окончательное слияние произошло в годы советской власти, когда к концу 30-х годов застроилась южная сторона 1-й Гончарной улицы, ныне Мусы Джалиля.

Дальнейшему продвижению слободки и арендованных мест на запад мешал низменный характер местности и наличие Банного озера. Последнее просуществовало до 1957 года, когда его почти все засыпали для отвода мест под индивидуальное строительство. В 1959 году здесь уже появились новые улицы.

СЛИЯНИЕ ГОРОДА С ПРЕДМЕСТЬЯМИ

Статус крепости мешал развитию Оренбурга как города, что особенно стало ощущаться в середине XIX века, когда крепость фактически потеряла свое значение. Несмотря на это, по генеральному плану, утвержденному военным министром в 1850 году, значительная часть Старой слободки и несколько домов форштадта подлежали сносу, поскольку подходили ближе 130 саженей к крепостному валу. Однако это решение осталось невыполненным. А спустя двенадцать лет вышел указ об упразднении Оренбургской крепости.

Срывать вал и засыпать ров начали прежде всего с юго-западной стороны. Стали возникать новые кварталы современной улицы Бурзянцева.

От них до Соляного переулка оставлена была площадь Чернореченская. Территория между современными улицами Чичерина и Гая от улицы Кирова и до улицы Постникова тоже была отведена под застройку. Постепенно застроился и участок между улицами Кобозева и 9-го Января к северу от Хлебного переулка. Площадь к западу от него получила название Хлебной по торговым рядам и амбарам на ней. Северная часть ее называлась Соляной, а иногда и вся площадь именовалась Хлебно-Соляной.

Новая слободка тоже соединилась с городом, но сначала застроились кварталы от современных улиц. Советской и Цвиллинга до Орджоникидзе. По восточной стороне ее, включая и часть Лечебного переулка, стали строить лишь начиная с 1872 года, оставляли, территорию под вокзал, предполагая, что здесь пройдет1 железная дорога. Незастроенное пространство от города до Караван-Сарая стали называть Сакмарской площадью (по бывшим крепостным воротам) и Мясной (по мясным рядам на ней).

С восточной стороны города бывшая эспланада долгое время оставалась свободной, крепостной вал: срывали местами, только к югу от Краснознаменной строили казармы, другие служебные здания. Эта сторона называлась Форштадтской, или Войсковой, площадью, пространство же, ограниченное современными улицами Володарского, Терешковой, Победы и Выставочной, до появления базара носило название Конно-Сенной площади.

Соединившись с городскими, радиальные улицы Новой слободки сохранили свои названия, городские улицы тоже не переименовывались. Таким образом, одна и та же улица в различных частях имела разное наименование.

НОВЫЙ ПЛАН

Весной 1879 года в городе было несколько опустошительных пожаров. Они ускорили распланировку нового района, получившего наименование Нового плана, позже названного Новой стройкой. К этому времени значительно увеличился темп роста населения, что было связано с развитием промышленности и введением в действие Самарской железной дороги.

Новые кварталы планировались по прямоугольной сетке, поскольку радиальные улицы Новой слободки разошлись довольно широко, и нужно было снова удвоить их, чтобы длина квартала соответствовала противопожарным нормам. По этим же соображениям новую застройку начали от современной Орской улицы, оставив площадь между Новой слободкой и Новым планом. Название «Новый план» отразило существо планировки. Разбивку местности произвели между Бердинскою и Ново-Каргалинскою дорогами. Внешняя граница шла по линиям современных улиц Орской, Астраханской, Гребенской и Терешковой. В середине оставлена была площадь, получившая название Николаевской, в наше время часть ее занимает сад имени Октябрьской революции. В 90-е годы XIX века происходит разбивка местности на другой стороне современной улицы Терешковой.

Дальнейшее значительное увеличение Нового плана произошло в 1906 году, когда кварталы были распланированы до современных улиц Шевченко, Полтавской и проезда Канарейкина. Здесь завершалась официальная застройка дореволюционного Оренбурга. Между Новой слободкой и Новостройкой, с одной стороны, и форштадтом, с другой, были каретные и кузнечные ряды, сенной базар, ветряные мельницы, сенные карды, женский монастырь, к востоку от него в районе современной улицы Харьковской — пороховые склады.

«НАХАЛОВКА» И ОКРЕСТНОСТИ ГОРОДА

Кроме спланированной застройки, в дореволюционном Оренбурге возникло поселение, которое расширялось без официального разрешения и по этой причине его называли «Нахаловкой». В 1903 году началось строительство Ташкентской железной дороги, железнодорожных мастерских, складов. Рабочие сначала жили в товарных вагонах, потом построили временное жилье, эта застройка велась на землях, арендованных у города железной дорогой (теперь там находятся улицы Зиновьева и Коммунистическая).

Когда строительство мастерских было закончено, железная дорога перестала арендовать этот участок. Город отказался признать новое поселение, ссылаясь на трудности с водоснабжением и освещением. Городские власти запретили дальнейшую застройку, нередко прибегали к помощи полиции. Несмотря на это, строительство продолжалось. Чтобы препятствовать ему, поселение окопали глубокой канавой. Жителям отказали в официальном наименовании поселка, улицы тоже не имели названия.

По плану 1916 года границы «Нахаловки» почти доходили до современных улиц Воровского, Рабочей и проспекта Братьев Коростелевых. После установления Советской власти бывшая «Нахаловка» получила официальное название Красный городок.

В дореволюционное время других поселений рядом с Оренбургом не было. На горе Маяк находились летние лагеря военных училищ, на северной стороне Маяка и за Уралом — городские дачи, на берегу Сакмары — небольшой мужской монастырь. Ближе к городу располагались кирпичные заводы, мельницы, склады, другие предприятия.

Источники

  1. «Оренбург. Путеводитель-справочник». Челябинск, Южно-Уральское кн. изд-во, 1977. — 204 с. с ил. Стр. 40–45.
  2. В.Г. Альтов «Города Оренбургской области». Челябинск, Южно-Уральское кн. изд-во, 1974. 254 с. с ил.

Добавить комментарий


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter