Оренбуржье на фото

  • Гайский карьер № 3

Комментарии

Login Form

Мустафин Раис Рауфович (23.10.1980)В степных просторах Переволоцкого района затерялось село с поэтическим названием Алмала. Испокон веков крестьяне тут работали на земле.

И дедушка Раиса Мустафина Мулагали, и бабушка Шэйда не были исключением: земля всем давала силу. Отсюда в 1941 году биться с фашистами уходили работящие мужики, многим не суждено было больше увидеть отчий край. Когда Раис учился в школе, то очень много книг перечитал о подвигах летчиков, танкистов, десантников, артиллеристов, партизан в годы Великой Отечественной войны. Особое место занимали произведения, связанные с полководцем, маршалом, четырежды Героем Советского Союза Георгием Константиновичем Жуковым. До призыва на военную службу Раис Мустафин был обычным сельским парнем: в меру хулиганистым, дерзким, от сверстников его отличало увлечение спортом. Вырос он стройным, ладным, добрым и ласковым.

Как водится на селе, были шумные, многолюдные проводы уходящих в армию ребят, напутствия и слезы родных. В ноябре 1998 года попал служить Раис в Кабардино-Балкарию. И тут многое увидел впервые: горы со снежными шапками, невиданные деревья, быт других людей. Постигал воинскую службу, учился стрелять из пулемета, сдружился с другими ребятами из Оренбургской области. Жизнь солдатская текла тихо, мирно, пока в январе 8-ую бригаду особого назначения под командованием полковника Федора Сергеевича Казанкова не перебросили в разгромленный Грозный. Первое задание — взорвать девятиэтажки на площади Минутка. От постоянных обстрелов они накренились.

Это могло окончиться обвалом, и под обломками погибнуть люди. Потом частые передислокации, перестрелки с боевиками. Настоящее пекло при взятии Октябрьского района. Снайперы бандитов буквально преследовали солдат. От их метких выстрелов гибли ребята. И вот еще один жестокий, кровавый бой, который Мустафин будет помнить всю оставшуюся жизнь. Он вспоминает:

— Мы заняли школу № 38 в Октябрьском районе Грозного. Переправилась через Сунжу полностью вся бригада, но силы были рассредоточены по объектам. Утром 27 января я дежурил на посту, сменился в шесть утра. Зашел в здание, умылся и провалился в сон. Слышу истошные крики боевиков: «Аллах акбар!» Быстро занимаю позицию, начинаю стрелять из пулемета и теряю счет времени. Вижу, как рядом падают друзья, но продолжаю строчить. Кандибулу и еще двух солдат — Шилова и Морокова — схватили боевики. У меня заклинивает от перегрева пулемет. Я его быстро закапываю в песок под лагами пола (досок тут не было) и начинаю швырять из проема двери гранаты. Боевики меня видят и кричат: «Сдавайся, ведь ты же мусульманин. Жить будешь у нас хорошо...» Потом вдруг оглушительный взрыв, проходят секунды, и я в руках боевиков. Один приставил мне к горлу нож и шипит: «Попался, собака... Сейчас сдохнешь...» Я выхватываю гранату. Швыряю, а сам скрываюсь за стеной школы. И вдруг начинается стрельба со стороны реки, кричат боевики и в спешке уносят трупы. Пришла к нам подмога. Бой длился семь часов. Я наткнулся на подземный переход и решил по нему пробраться к своим. Выбираюсь на свет и вижу, как в меня целится свой российский солдат. Падаю на землю и кричу: «Ты что, сдурел?!» А мне с матом пополам ответ: «Ты кто, сука?»

— Мустафа.

— Брешешь, сволочь! Нашего Мустафу в плен взяли.

— Да вот же я, братцы!

Короче, разобрались, а так чуть-чуть свои не пристрелили. После сражения проспал почти сутки. Так был измотан. Очень переживал за захваченных в плен из нашей бригады: Кандибулу, Шилова и Морокова. Двоих потом нашли мертвыми, а вот Морокова нашли полуживого в сточной канаве. Весь изрезанный, без сознания. Его отправили в госпиталь в Моздок, но он там скончался.

О том бое 27 января 2000 года много писали в газетах, говорили по электронным СМИ. Домой вернулся в июне 2000 года, немного отдохнул, а тут пришло сообщение: присвоено звание Героя России. Поехал в Москву. Сам президент Владимир Владимирович Путин мне вручал Золотую Звезду. Радость для всех родных, друзей, односельчан, однополчан.

Бандитская пуля минула меня. Вероятно, судьба...

(материал предоставлен администрацией Переволоцкого района в 2004 г.)

Источники

  1. В.П. Россовский «Золотые Звезды Оренбуржья. Биографический справочник. Издание II переработанное, дополненное» Оренбургское литературное агентство, 2005 г., 596 с.

Фрагмент из фильма "Чеченский дневник" (2 серия: "Воля") с рассказом самого героя о событиях в Грозном.

Награждение Героя в Кремле. Из репортажа первого канала.

Награждение Героя в Кремле. Из репортажа первого канала.


"Когда боевики подобрались поближе, то открыли огонь из всего что только у них было. Пытались всей огневой мощью нас подавить. Грохот сплошной, стреляют казалось, отовсюду. Шквал огня. И поперли на нас всей своей мощью. Трудно сказать, сколько их было, но, судя по всему, отряд очень большой - несколько десятков человек. И поначалу им удалось нас выбить из первого этажа, а потом и занять все правое крыло школы. Они прикрывались захваченными ребятами и пытались пройти дальше по коридорам к центру школы. Шилов же кричал нам, чтобы мы стреляли по боевикам, а его не жалели. Потом затихло все на некоторое время. "Духи" начали давить нам на психику, кричать, мол, сдавайтесь, все равно живым никто не выйдет, если будем и дальше сопротивляться. Мы, конечно, ответили все, что думаем про боевиков... Они в ответ снова стали стрелять по нам. Остервенело так, патронов не жалели.

Я сам. когда "духи" поперли со всех сторон, был на первом этаже. Они шмаляли из всех видов оружия - автоматов, гранатометов, даже "Шмелей". В общем, голову не поднять. Орали отовсюду "Аллах акбар". Мы отступили.

Когда немного затихло, я выглянул в коридор и шарахнул длинной очередью. Послышались крики, ругательства. "Духи" начали закидывать классы гранатами. Грохот страшный. От пыли глаза разъело до слез. Я еще стрелял несколько раз, а потом у меня, как назло, заклинил пулемет. Вообще удивительно, что это не произошло раньше — я ведь выпустил по боевикам, наверное, в обшей сложности тысячи полторы патронов. У меня ствол в пулемете перегрелся. Ведь по инструкции ствол на ПК после интенсивной стрельбы положено менять после 500 выстрелов или охлаждать водой или снегом. А где их взять? Забежал в комнату, думаю, что же делать? И вариантов, главное, никаких. На окнах решетки - не выскочишь. По коридору к своим бежать - тоже нет смысла, первой же очередью срежут. Но и выходить с поднятыми руками - это не для меня. В общем, спрятал пулемет под пол — там дыра была, присыпал землей, мусором каким-то. Сам сел в углу комнаты напротив двери.

Минуты через две в класс заскочили двое или трое боевиков, не помню, схватили меня, повели к своим. Завели в класс. Везде "духи ". Все в белых маскхалатах — видно, здорово к бою готовились, экипировались отлично. Один из них ко мне подошел, нож к лицу поднес и говорит: "Уши тебе, что ли, пообрезать?" - А мне уже все равно, что дальше будет. Страх куда-то улетучился, да еще и несколько трупов боевиков на полу увидел. Наверное, моя работа. Ну. думаю, все - хана мне. Вот тогда будто все у меня прояснилось — терять-то ведь уже нечего. Правой рукой в кармане гранату нащупал. Я-то в горячке о ней совсем забыл. А тут словно рефлекс сработал. Решил, взорвусь, так взорвусь, все лучше, чем с отрезанной головой лежать...

Чеку я осторожно выдернул. Одним указательным пальцем. Сколько потом пытался повторить этот способ - не получалось. Они щелчка не услышали. Стояли вокруг меня, совещались, что со мной делать. А я в это время вытащил гранату и подкинул вверх прямо над ними. Они в ступор какой-то впали, а я бросился прочь Зацепился за какой-то гвоздь. упал. Сразу взрыв. Я вернулся смотрю боевики мертвые лежат, их по стенам размазало, схватил автомат, разгрузку и побежал в другой класс. Там в дырку в полу залез - какая-то вентиляционная шахта была - и пополз под деревянным настилом. Получилось в соседний класс доползти. Боевики заметили, куда я вбежал, потому что через несколько минут там стали взрывы раздаваться. Они гранатами комнату закидывали. Я оглох совсем. Дышать нечем. Потерялся и во времени, и в пространстве.

Не знаю даже, долго ли я в таком состоянии был. Но потом очухался и снова пополз по тоннелю этому — гляжу, ноги в кирзовых сапогах, а потом еще одни - в кроссовках. Сразу насторожился - свои или бандиты? И тут сквозь туман слова русские услышал. Да и голос вроде знакомый - что Серега Ярин оказался. Я его зову, а он не может понять, откуда голос доносится. Он подумал, что тут где-то под полом боевик укрылся и стал стрелять. Слава богу, не попал Пришлось на чистом русском языке ему объяснить, чтоб он не дурил. В общем еле вытащили меня из дырки этой. Они. оказывается, меня искали. Слышали взрывы. Видели и тот взрыв моей гранаты, который несколько боевиков уложил. Думали, что я в плен к боевикам попал.

А скоро к школе наши подошли, подкрепление. Выбили боевиков и положили их там немало. Как мы потом узнали, это был отряд, что-то типа спецназа басаевского. Поэтому у них и маскхалаты были, и вооружение отличное я кстати, одеты они были в камуфляжную форму. Они рассчитывали на внезапность. на свой опыт. Но и мы к тому времени тоже повоевали немало".

Источники

  1. Из книги "Грозный. Особый район", 27 января 2000 года.

ВЫШЕДШИЙ ИЗ АДА

Мустафин Раис Рауфович (23.10.1980)

Герой Российской Федерации рядовой Мустафин Раис Рауфович. Родился 23 октября 1980 года в Оренбурге. Окончил профессионально-техническое училище по специальности "тракторист".
В ноябре 1998 года призван на военную службу во внутренние войска МВД России, в Северо-Кавказский округ. Принимал участие в боях с бандформированиями на территории Чеченской республики.

Звание Героя Российской Федерации присвоено 11 июля 2000 года.

28 января 2000 года несколько десятков солдат и офицеров из нальчикской бригады внутренних войск обороняли здания русской и мусульманской школ в чеченской столице. Этот бой, в котором был разгромлен разведывательно-диверсионный батальон Басаева, стал переломным в штурме Грозного.

Еще до темноты наши бойцы закрепились в здании русской школы — полуразрушенном трехэтажном строении П-образной формы. Ночь прошла спокойно, отдельные выстрелы неподалеку — не в счет. Бойцы, четко выполняя приказ командира, сменяли друг друга на постах, следили за подступами к школе и соседним улицам, без надобности не показывались в оконных проемах.

Все началось на рассвете. Бандиты подкрались к зданию школы с трех сторон, прикрываясь туманом, стелившимся по самой земле, и остатками темноты. Очень помогли и белые маскировочные халаты, делавшие боевиков в этот час практически незаметными для глаза. Нападение осуществили по всем правилам военного дела, попытались подавить сопротивление всей огневой мощью, которая имелась в их распоряжении. Но буквально за несколько минут до нападения командир подразделения произвел смену на постах, так что бойцы встретили противника в полной боевой готовности.

Когда ставка на внезапность себя не оправдала, боевики попытались воспользоваться своим численным превосходством — их было не меньше сотни. И это им в какой-то мере удалось: поначалу военнослужащих выбили из отдельных комнат на первом этаже, а потом боевики заняли все правое крыло школы. К тому же им удалось взять в плен сержантов Алексея Морокова и Федора Кандибулу, а также рядового Виктора Шилова. Прикрываясь заложниками, бандиты решили продвинуться по коридорам к центру школы. Рядовой Шилов, оценив ситуацию, крикнул своим сослуживцам, чтобы они стреляли на поражение. Ситуация складывалась патовая. Разрядило ее то обстоятельство, что узкие коридоры здания не позволили постоянно прикрываться пленными. От этой тактики боевикам пришлось отказаться. Пленных куда-то увели. Наступило короткое затишье. Казалось, боевики растерялись и не знали, что предпринять. Попытались надавить на психику.

— Сдавайтесь, — кричали они, — все равно живыми никого не выпустим. Своих не успеете дождаться. Лучше бросайте оружие и выходите, мы никого не тронем.
На уговоры никто не поддался. Боевики, понимая, что инициатива ускользает из рук и вскоре к военнослужащим может подоспеть подкрепление, обрушили на солдат новый шквал огня...

— Когда со всех сторон полезли "духи", я находился на первом этаже, — спустя несколько дней восстанавливает события того боя пулеметчик рядовой Раис Мустафин. — Смена только прошла, и мы не успели лечь отдыхать. Бандиты палили из всех видов оружия, голову невозможно было высунуть. Но мы ответили дружно. "Духов" было много, за полчаса им удалось выбить нас из правого крыла здания...

Заняв первый учебный класс, бандиты забросали второй гранатами, и только после этого ринулись туда. Когда установилось небольшое затишье, Мустафин выглянул из-за укрытия и дал длинную очередь в коридор. Послышались крики, ругательства. Кто-то из боевиков заорал: "Сдавайтесь, а то всех порешим! Свои же танками расстреляют".

В ответ — выстрелы. "Духи" еще яростнее стали закидывать учебные классы гранатами. Грохот адский. От пыли слезились глаза. После третьей очереди у Мустафина заклинил пулемет. Забежав в комнату, Раис судорожно соображал, что делать. На окнах решетки, не выскочишь. Бежать по коридору к своим бессмысленно — первой же очередью убьют. Но и выходить в коридор с поднятыми руками — не в его правилах. Спрятал пулемет под пол — там дырка была в земле солидная, глубиной сантиметров 50—60, присыпал его земле...

— Минуты через две в комнату заскочили двое боевиков, — рассказывает Раис. — Под руки меня подхватили, повели в правое крыло здания. Завели в учебный класс. Там толпа боевиков, все в белых маскхалатах, что-то по-своему бормочут. Один из них подошел ко мне, так нехорошо улыбается, ножичком возле лица поигрывает и говорит: "Уши тебе, что ли, пообрезать?"

А мне уже все равно, что будет дальше. Страх куда-то улетучился. А тут еще взгляд зацепил трупы боевиков — с десяток их валялось, не меньше. Все, думаю, точно хана. За своих они не только уши, голову отрежут. И в голове вдруг все разом прояснилось — терять-то нечего. Правой рукой в кармане штанов гранату нащупал. Я-то о ней совсем позабыл. А тут, видимо, какой-то рефлекс, что ли, сработал. За считанные секунды столько мыслей в голове пронеслось! Взорвусь, так взорвусь, решил, в конце концов десяток боевиков с собой на тот свет захвачу...

Раис осторожно выдернул из гранаты чеку. Боевики не придали значения щелчку. Они решали, что делать с солдатом. В это время Мустафин вытащил из кармана гранату и подбросил ее вверх, а сам, воспользовавшись замешательством боевиков, выскочил в соседнюю комнату. Там, под полом, на глубине полметра или чуть больше, земляной проход был. Он спрыгнул в него и пополз под деревянный настил. Тоннель вел в другой учебный класс.

— Боевики, видимо, заметили, куда я забежал, потому что минуты через две-три там стали взрывы раздаваться. Гранатами комнату закидывали. Я, по-моему, оглохнуть успел. Дышать было нечем. Полностью потерял ориентацию в пространстве и времени. Не знаю, сколько я пребывал в таком состоянии. Очнулся оттого, что в тоннеле, где лежал, появились чьи-то ноги в кирзовых сапогах. Пополз навстречу — вдруг свои? А тут слова долетели — наши, русские. Да и голос показался знакомым — моего друга, Сереги Ярина.

— Серега, — позвал. А он слышит мой голос, но не может понять, откуда я ему кричу. — Нагнись под пол, посмотри, не меня ли ищете?
Сослуживцы искали именно его. Они видели и слышали тот взрыв гранаты, что унес жизнь нескольких боевиков. Разозленные новыми потерями, "духи" ринулись на поиски отчаянного солдата... Но к школе уже подтянулось подкрепление.

Мужество, смекалка, воля — вот вечные составляющие подвигов всех времен. Все эти качества в полной мере проявил в том бою Раис Мустафин, по праву удостоенный звания Героя Российской Федерации.

Владимир РОСТОВ

Источники

  1. http://www.bratishka.ru/zal/1_39.php

You have no rights to post comments

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter