Оренбуржье на фото

  • Мраморный плес реки Каменки (озеро Холодное). Ноябрь 2012 года

Комментарии

27 января 2005 года

Вильям Савельзон

Тот, кто постоянно читает материалы этой рубрики, знает, что в основном это рассказы о людях прославленных, иной раз во всем мире, с высокими званиями, звездами и орденами.

Но все это внешнее. Подлинный масштаб человека измеряется другим: любовью людей, подвижничеством. И это уравнивает, к примеру, двух земляков-грачевцев: последнего президента Академии наук СССР, академика, лауреата Ленинской премии Гурия Ивановича Марчука и учителя Грачевской школы Николая Геннадьевича Хлебникова.

О Марчуке уже рассказал один из выпусков «Автографа». Сегодня - о «Ломоносове Грачевского района» Хлебникове. Он из плеяды таких же внешне невеликих людей, как Сергей Александрович Попов и Борис Андреевич Коростин (оренбургские краеведы, о них тоже были выпуски «Автографа»).

Николай Хлебников

Из «Оренбургской биографической энциклопедии»: «Хлебников Николай Геннадьевич (1903-1994). Заслуженный учитель Российской Федерации. Преподавательскую работу начал в 20-х годах и вел ее до конца жизни. Автор множества статей, монографии «Очерки истории Грачевского района».

Помнится, шли мы со старым учителем по Грачевке. И не было встречного - от малявки до старика, который бы не поклонился ему: «Здравствуйте, Николай Геннадьевич!». Абсолютно все были тут его учениками - бывшими и нынешними.

А какая библиотека была у него! А сколько он знал!

Его монография «Очерки истории Грачевского района» - это долгие поиски в архивах, беседы с сотнями людей и многолетние размышления. Редкий район Оренбургской области имеет такую свою «Историю».

По-человечески трогательно небольшое вступительное слово автора (1992 год) незадолго до смерти: «Много лет работал я над этим материалом. Пытаюсь писать еще о

Грачевке и районе. Но делать это очень трудно, а порой невозможно без помощи моей жены Ольги Евгеньевну: она лучше меня знала людей и многие события в жизни сел района. Всегда приходила мне на помощь, называя точно имена, даты, места. До самых последних дней жизни хранила ясную память о прошлом района. Она ушла из жизни раньше меня, и ее светлой и очень дорогой памяти посвящаю эти «Очерки». Н. Хлебников».

Чем ценна, хотя лучше написать бесценна, эта книга? Здесь точно и скрупулезно рассказано о первых поселениях и первых поселенцах района и дальнейшей истории всех

его сел: Грачевки и Петро-Херсонца (кстати, родины академика Марчука), Ягодного и Подлесного, Ключей и Таллов...

В приложении Николай Геннадьевич объясняет топонимику, то есть происхождение и толкование названий сел, рек, ручьев, родников, гор. Например, деревня Усакла: «По ревизской сказке 1811 года - имение Петра Ивановича Путилова. В начале XX века принадлежала Н.К. Реутовскому, самарскому помещику, редактору и издателю газеты «Самарский вестник». Название деревни, видимо, объясняется так: «у» плюс «Сакла», название местной

речки. Слово «сакла» башкирского происхождения, оно дано речке полукочевыми башкирами, ранее населявшими эти места, и означает осокоревые или тополевые рощи».

Есть тут и «Народное образование». Этот раздел писать Хлебникову было нетрудно: всех учителей района, все школы он знал прекрасно.

И завершает его книгу пронзительный документальный рассказ «Полька грустит...» Вот его начало, дающее возможность оценить и литературный дар автора: «Ранняя весна 1921 года. Только 18 апреля, а уже сухо, тепло. Даже жарко. Я и мой спутник, пожилой таллиннский

крестьянин Филипп Афанасьевич Кузьмин, идем по дороге к Сухому саду.

Недалеко от него, у Дубовой рощи, узкая полоска пашни под пшеницу. Филипп Афанасьевич шагает легко, как человек, всю жизнь ходивший за плугом или с косой ло лугам. Идет и щурится от яркого весеннего солнца. И вдруг неожиданно для меня говорит: «Голод будет». И в ответ на мой недоуменный вопрос, почему он так думает: «Кукушка на неодетый лес закуковала». Из небольшого, еще прозрачного осинника по другую сторону долины доносился печальный голосок кукушки».

И дальше о голоде 1921 года, о малышах-близнецах - детдомовцах Петьке и Польке, не умеющих плакать, на это у них не было сил. Петька с недетской грустью тихо говорит тоже голодавшему учителю Николаю Геннадьевичу: «Полька грустит». Он не о себе думает перед голодной смертью.

Скачать

 
 
 
 

Добавить комментарий


Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter