Помочь проекту

Карточка Сбербанка
2202 2002 3251 0501

Другие способы

Оренбуржье на фото

  • Мемориальный лесопарк на месте гибели В.М. Комарова

Комментарии

Login Form

30 июня 2005 года

Вильям Савельзон

По этому принципу строятся выпуски разнообразных интересных фактов из истории нашего Оренбуржья. Судя по откликам читателей, их стоит продолжать.

Пристань называлась «Оренбург»

Такое случалось несколько раз. Привожу я людей, которые в Оренбурге прежде не бывали, на набережную Урала. В конце лета - каждый оренбуржец знает - там с одного берега на другой, из Европы в Азию можно перейти, чуть ли не пупка не замочив.

Вежливые гости осматривают памятник Чкалову, действительно достойный, работы отличного скульптора Менделевича, красивую набережную, белый изящный цепной мост, напоминающий московский Крымский мост. Смотрят в красивые дали: сначала курчавая живая зелень Зауральной рощи и дальше сизые полевые просторы. Потом опускают взор на медленный зеленовато-серый лоток.

И кто-нибудь да и спросит:

- А где же Урал?

И я не улыбаюсь, понимаю. Это все равно, как приехать к Ниагарскому водопаду и увидеть падающую струйку воды.

Приезжий знает по карте: Урал - третья река Европы после Волги и Дуная. Две с половиной тысячи километров. Однако третья она по протяженности, а не по водности.

- Да тут, кроме как на лодках, когда-нибудь плавали? - спрашивают приезжие.

И я рассказываю, что и во времена моего детства, в середине прошедшего века плавал у Оренбурга теплоход «Валентина Гризодубова», чей железный остов лотом долго лежал на старице. А под самым обрывом набережной стоял военный корабль, хоть и небольшой, на нем учились морскому делу будущие моряки.

Но обмелел Урал вконец. Однако были времена, когда он был пусть и не очень надежной, но транспортно-пассажирской рекой. Об этом свидетельствует хотя бы название райцентра Переволоцкий. Название от слова переволок. На небольших суденышках из Волги, от города Самары везли товары вверх по течению реки Самары до этого места, а отсюда переволакивали свои суденышки в Урал, до которого несколько километров. И плыли дальше по течению вниз, к Каспию.

Но было у Оренбурга, хоть и небольшое, но прошлое как порта и верфи.

О том, что здесь построили корабли, которые лотом, переправленные посуху, плавали по Аральскому морю, уже говорилось в одном из выпусков этих рассказов о нашей старине.

Но известно и то, что в 1932 году было открыто пароходное сообщение Оренбург-Уральск. Поскольку и тогда у Оренбурга Урал был слишком мелок, пристань «Оренбург» построили не на Урале, а на Сакмаре. Ведь если брать в расчет не длину, а только количество воды в реках, то не Сакмара впадает в Урал, а наоборот, Урал - приток Сакмары. К тому же пешеходный и автогужевой мосты из Оренбурга через Урал на юг были свайными, ставились каждую весну и снимались каждую осень. Конечно, никаких приспособлений для пропуска кораблей в них не было.

Была эта пристань у бывшего завода Орлес, это у моста через Сакмару на газзавод - Переволоцкий - и дальше на Самару и Москву. Краевед Олег Балыков установил даже, что управление Уральского пароходства было в Оренбурге по улице Ленинской, 35, а судоверфь - у горы Маяк. Хорошо и странно звучит: пароходство в Оренбурге.

Урал-странник

Еще об Урале. На некоторых картинах, где показано, как более четверти тысячелетия назад начинают возводить Оренбург, Урал течет там, где сейчас, под обрывистым берегом, под Беловкой, нынешней набережной с востока на запад.

А это неверно. Река, называвшаяся тогда еще Яиком, в те времена делала две петли и текла дальше от города, чем сейчас. Старица в Зауральной роще - одно из бывших русел. Лишь в 1750-1751 годах под обрывом прорыли канал, спрямив русло. И по весне река потекла там, где сейчас.

Вообще же Оренбуржье - «порт двух морей». Все наши реки несут воды в Урал или Волгу и в конечном счете - в Каспийское море. Но на крайнем востоке области начинается река Тобол. Воды она несет в Иртыш-Обь и в Карское море Северного Ледовитого океана. По идее, можно на лодке проплыть от жаркого Светлинского района до кромки океанских льдов, а там уже пешком и до Северного полюса недалеко.

Зачем морские книги в степном краю?

Продолжая морскую тему, расскажу, откуда в областной библиотеке имени Крупской взялись два тома трудов адмирала Ивана Крузенштерна. Его, к сожалению, у нас знают сейчас больше по реплике кота Матроскина в «Каникулах в Простокваши не». А между тем адмирал в начале позапрошлого века совершил знаменитое плавание Кронштадт - Камчатка, Курилы, Сахалин - Кронштадт.

Будучи директором Морского кадетского корпуса, он издал немало книг. И вот ему стало известно, что в далеком Оренбурге, в Неплюевском военном училище библиотека неважная, да и как иначе, ведь существует она на мизерные отчисления от пограничных доходов и на пожертвования.

А он был знаком с самым, пожалуй, успешным оренбургским губернатором Василием Перовским. Вот он и послал в степной город дар - 14 книг по морскому делу, географии, истории, математике. Были среди них и три экземпляра «Путешествия вокруг света Вице-Адмирала Крузенштерна». Куда делись 12 книг - не известно.

Рядом с Наполеоном

Повезло другому оренбургскому губернатору Павлу Петровичу Сухтелену: он изображен на картине рядом с самим Наполеоном.

Было это так: будущий губернатор Павел Сухтелен в военную службу поступил в 14 лет. И вскоре, в 1805 году в Аустерлицком сражении был тяжело ранен саблей в голову и ядром в ногу.

Победитель Наполеон, объезжая место боя, увидел юного Сухтелена:

- Так молод и вздумал потягаться с нами!

Юноша собрал силы и ответил по-французски цитатой из «Сида» Корнеля:

- Молодость не мешает быть храбрым.

Наполеон оценил ответ и приказал своему придворному живописцу запечатлеть на картине себя и юного Сухтелена. Знать бы, где теперь эта картина!

Конфуз

Владимир Иванович Даль в одном из эпизодов проявил, конечно, не рыцарство, это было бы слишком сильно сказано, но во всяком случае не стал причиной неприятности для одной из женщин.

Правда, эту свою запись он назвал несколько странно: «Еще пугачевщина, которую я не успел рассказать Пушкину вовремя». Ведь этот эпизод произошел почти через полгода после гибели Александра Сергеевича.

Летом 1837 года по Оренбуржью, в сопровождении большой свиты, в которой был и поэт Василий Жуковский, с востока на запад проехал наследник престола будущий император Александр Второй. Из Оренбурга дальше по Уралу, а потом в Бузулук к свите присоединился и Даль.

Прискакали в станицу Мухрановскую, сейчас это село Мухраново Илекского района. Встретилась тут старуха. То ли совсем простодушная, то ли дерзкая, с пугачевщиной в душе, очень опасной.

«- Ну что, - сказал я, - чай, рады дорогому гостю, государю наследнику?

- Помилуй, как не рады? - отвечала та, - ведь мы тута, легко ли дело, царского племени не видывали от самого от государя Петра Федоровича.

То есть - от Пугача».

Конечно, Даль никому пересказывать этот конфузный эпизод не стал, чтобы не навлечь на старухину голову кары. Но вот Пушкин, довелись ему действительно услышать этот рассказ, хохотал бы, как он один умел - заливисто, до слез, от души.

Скачать

You have no rights to post comments

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter