Помочь проекту

Карточка Сбербанка
2202 2002 3251 0501

Другие способы

Оренбуржье на фото

  • Долгие горы. Август 2021 года

Комментарии

Login Form

30 июня 2005 года

Константин АРТЕМЬЕВ

Природный мир нашей области уникален: и растительный, и животный, и... каменный

Последний из каравана

В Светлинском районе в отличие от соседнего Домбаровского лесопо­лосы как-то не прижились. А потому степь здесь плоская, как ладонь. Тем заметнее крупные белые камни, раз­бросанные в зарослях ковыля.

- Выход пород, - констатируют геологи. - Остатки Уральских гор пе­реходят в казахстанскую степь. Две большие белые скалы видны изда­лека.

- А где верблюд?

- Это он и есть, - улыбнулся наш проводник первый зам. главы Светлинского района Василий Курганов.

- Только смотреть надо с другой сто­роны.

Объехали скалы кругом и увиде­ли верблюда, только-только прилег­шего отдохнуть после долгого кара­ванного пути. Двадцатиметровая вы­сота как-то не бросалась в глаза на просторной равнине. Верблюд смот­рел на восток, в сторону Казахста­на, до которого оставалась пара ки­лометров. Более восточной точки в нашей области, пожалуй, и не отыщешь.

Громадный каменный исполин с флегматичностью настоящего кораб­ля пустыни не обращал никакого вни­мания на копошащихся внизу людей.

Веселая молодежь в его тени разве­ла костер, раскинула скатерть на тра­ве и жарила шашлыки. Не было не­обходимости особо приглядываться, чтобы разглядеть многочисленные надписи на верблюжьих боках, шее и даже морде: «Руслан, Наташа, Алексей, Серик, Роза, Оля...» Каза­лось, все население близлежащих де­ревень отметилось на гордом, но без­защитном каменном теле корабля пу­стыни.

Много веков назад по безводной степи шел большой караван и все ни­как не мог наткнуться на воду. Люди поумирали от жажды. Упрямые вы­носливые верблюды продолжали идти. Но один за другим погибали и они. В живых остался самый сильный - вожак. Прошло немало времени, пока он увидел ручей. Оглянулся во­жак, чтобы обрадовать остальных, но никого не увидел. Обидно стало ему, прилег на землю и окаменел.

А это уже из новых легенд. Васи­лий Николаевич вспомнил, как еще в советские времена бригада строителей-шабашников решила исполь­зовать вроде как ничейную скалу для фундаментов под коровники. Обвя­зали верблюжью шею толовыми шашками. Вооруженные кольями местные батыры примчались на гру­зовике отбивать своего верблюда. Потом участковый еще год реквизи­ровал у местного населения взрыв­чатку, спасая рыбу в здешних водо­емах.

- А живые верблюды у вас есть?

- У соседей в Домбаровке есть...

Хозяин гарема

- Они на вольном выпасе, - инст­руктировал нас директор ООО «Красный чабан» Султангали Нуртуганов. - Так что близко лучше не подходить. Я недавно еле оторвался от них на своей «Волге» - чуть не ра­стоптал зверина и машину, и меня.

- Что ж они хозяина-то не уважа­ют? - подтрунивал над Султангали глава Домбаровской районной ад­министрации Валерий Швиндт.

Мы двигались к верблюжьему па­стбищу на джипе директора сосед­него хозяйства «Мельник-Поле­вой» Касымхана Носанова. Хозяин, уверенный в лучших качествах сво­его «крузера», сам сидел за рулем, с легким превосходством слушая ре­комендации соседа.

- Да нет же, - досадовал Султангали. - Они нормальные, но не совсем домашние. Признают только погон­щика и гусеничный трактор. Все ос­тальное не авторитет. И потом гон у них. А самец-вожак никого к верб­людицам не подпустит, будь ты на­чальство или корреспондент.

Пять пасущихся в степи верблю­дов мы разглядели издали. На кило­метры в округе ни людей, ни техни­ки. Особо выделялись красивая бе­лая самочка и мощный вожак, на­столько обросший черной шерстью, что оба его горба сливались в один.

- Осторожно, - предупредил Султангали. Сильно в окно не высовы­вайся - отхватит фотоаппарат вмес­те с головой.

Нас разделяло метров двадцать, когда вожак, нервно оглянувшись на верблюдиц, вдруг резко пригнул го­лову к земле. Из-под копыт гиганта брызнула почва.

- Ходу! - вырвалось у кого-то. Джил рванул вперед, когда от озве­ревшего самца до нас оставалось всего несколько шагов.

- Ну как? - обернулся к Гунькову глава района. - Успел снять?

Фотокор страдальчески помор­щился. В самый ответственный мо­мент рывок машины опрокинул его на сиденье, и снимок так и не полу­чился.

- Повторим! - Валерий Швиндт обещал нам, что лучшее фото верб­людов будет у «Оренбуржья», и сло­во свое хотел сдержать.

Довольный возможностью продемонстрировать мощь иномарки, Касымхан развернулся и по кругу стал объезжать верблюжий гарем. Черный вожак злобно смотрел на черную ма­шину, подозрительно напоминавшую соперника. Даже жвачку перестал жевать. Голова на длинной шее вы­соко поднялась над горбами. По мере того как расстояние между нами со­кращалось, шея опускалась вниз, а на губах животного выступала пена.

Джип на предельно малой скоро­сти должен был миновать то место, где только что был атакован вожаком. Такой наглости хозяин гарема допу­стить не мог. С резким коротким хри­пом и с почти прижатой к земле го­ловой кинулся он в атаку.

- Не торопись - успеем, в Швиндте проснулся азарт охотника. Вжи­маясь в сиденье, я с ужасом наблю­дал, как стремительно приближается озверевший вожак.

Наконец Касымхан вдавил пе­даль газа, и верблюд стал удаляться.

На заднем стекле осталась пена с его морды. Вожак не плевал нам вслед, не кричал, не продолжал погоню. Немного постояв, он величественно зашагал к своим верблюдицам.

- Зачем держишь такого агрессив­ного? - глава района был явно озада­чен воинственным поведением вожа­ка. Султангали покачал головой и ува­жительно произнес:

- Зато храбрый какой! Своих в обиду никому не даст...

Валерий ГУНЬКОВ (фото)

Светлый-Домбаровка

Смотрите также

You have no rights to post comments

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter